Обратная связь
Телефон
Удобный способ связи
11 июля 2019
Как сказки, мифы и семья планируют нашу жизнь за нас
Я думаю, что причина неудач в том, что помимо рационального начала в нашем жизненном планировании участвует много других факторов. И обычно мы о них просто не думаем. Но эти факторы планируют нас и даже, я бы сказал, планируют нами. Настроившись на то, чтобы не подавить, а распознать, разглядеть, уловить, почувствовать это самое иррациональное, мы получим главное — сможем учитывать при планировании самую важную вещь — себя, свою личность, индивидуальность, характер, привычки и прошлое.

Какие же это факторы?

1. Семья и род

Послания от них могут долго спать в глубине и пробуждаются, находя адресата, в определенные моменты. И в этом нет никакой мистики — семейные и родовые предписания оживают в том, как мы воспитываем своих детей, какие формулы им внушаем, чем наполняем их душу. Делаем мы это скорее бессознательно, чем сознательно, и уж потом, задним числом, можем рационализировать и оправдывать продиктованные нам решения.

Интересный пример приводит Анн Анселин Шутценбергер в книге «Синдром предков». Геолог-любитель в свободное от работы время отправлялся на поиски редких камней, а также охотился на бабочек, умерщвляя их в банке с цианидом. Его психоаналитик выяснил, что дед пациента, о котором никто ему не рассказывал, был преступником, побывал в ссылке в каменоломнях, а затем был казнен в газовой камере. «А чем занимался в выходные дни наш пациент? Он, как геолог-любитель, отбивал камни и, охотясь на крупных бабочек, умерщвлял их в банке с цианидом».


2. Характер

Присущий человеку набор состояний, которые сменяются чаще всего неожиданно и непредсказуемо, подобно тому, как в настольных играх выпавшее на кубике число определяет маршрут фишки. В этих состояниях человек может задерживаться надолго, делая при этом вид, что непрерывно живет во времени «общем» и «объективном».

Мой клиент Рудольф всю жизнь проводит в дороге, ночуя каждый день в новой гостинице. Быстро и напористо, без пауз, он рассказывает об очередной поездке, которую сам же признает бесцельной. В центре его характера — субъективное время всепоглощающей тревоги в сочетании с декларациями сознания, такими как «жизнь — это дорога».

3. Сказка и миф

Повторяющиеся линии поведения, которые часто могут быть описаны кратко и отчетливо в виде мифа или сказки, которая дает подсказку и для сюжета в целом, и для отдельных мизансцен. Если с героем случилась одна перипетия некой сказки, то неизбежно случится и другая.

Возьмем «Золушку». Пол человека здесь значения не имеет — для меня это сказка не о женской доле, а о склонности клиента к биполярным перепадам состояний: то он чувствует себя «на балу», когда он в отличной форме, все получается словно само собой и все взоры обращены на него, то он «за печкой», в апатии и депрессивном желании отгородиться от мира, взвалив на себя побольше рутинной работы. Но в герое есть не только «Золушка за печкой» и «Золушка на балу», но и «фея-крестная», и «мачеха», и «старшая сестра». Задача — найти подходящие способы реализации себя в качестве каждого из персонажей сказки.

4. Декларации

Наиболее осознаваемый нами слой. Лозунги, часто произносимые про себя или вслух. Они, как нам кажется, показывают направление, куда идти, но это лишь иллюзия «куда».

«Я никогда не обижаюсь», «С завтрашнего дня начну худеть», «Я могу бросить в любой момент», «Не плачу — значит, не чувствую», «С другим человеком все будет по-другому» — мы очень хотим в это верить, а на самом деле прячемся за декларациями, чтобы не планировать по-настоящему.

5. Привычки

Мелкие привычки облепляют человека, как ракушки дно корабля, несколькими слоями. На каждый стимул окружающей среды у нас есть заготовленный заранее ответ, и такие «программы» становятся надежной оболочкой, читай — скорлупой.

«Мир предсказуем, если планы записать в твердую тетрадь», «Утром надо молиться, а вечером — бокал вина», «Надо шутить с простым людьми», «Надо есть только с салфеткой», «Говоря — смотри в сторону», «Слушать, слегка опустив голову, а потом спохватываться» - так мой клиент Юрий общается не столько с окружающим миром, сколько со своими привычками.

6. Запечатленные личные эпизоды

Это не обязательно именно травматический опыт (а этот контекст шире всего раскрыт в психологической литературе) — не меньшее влияние оказывают и осевшие в памяти картины счастья, а также просто сильные впечатления, не получившие однозначной положительной или отрицательной оценки. Такие сцены из прошлого почему-то порой приобретают над нами особое влияние, оживая, как призраки, и становятся реальнее того настоящего, которое окружает нас в данный момент. Они с легкостью побеждают любую наносную рациональность.

Один из моих клиентов мечтал создать настоящую семью. В детстве он редко видел мать — она лежала в больницах, угасая от болезни, и умерла, когда он только входил в подростковый возраст. Мерилом счастья настоящей семьи для него стал запечатлевшийся образ тех редких вечеров, когда за столом, под абажуром, собиралась вся семья, в том числе и вернувшаяся из больницы мать. Идеализированное, застывшее воспоминание детства, этот абажур обладал для клиента огромной направляющей силой.

7. Выученные психотехники планирования

У нас уже есть привычка чистить зубы, делать зарядку и умываться — этот ряд мы дополняем аналогами из области микропланирования, короткими вкраплениями «управляемого времени».

Что происходит, когда все эти факторы складываются?

Случаются неожиданные эффекты, возникает химическая реакция, а на перекрестке этих влияний образуется точка силы, и наша задача — отыскать ее, чтобы сделать возможным настоящее, работающее планирование жизни.
Made on
Tilda