Обратная связь
Телефон
Удобный способ связи
30 января 2019
Мужчина и чувства, или что такое алекситимия
Позволено ли мальчику плакать? В разных культурах по-разному. В нашей пока не очень. Ситуаций, где мужчина может прослезиться, не опасаясь обвинений в сентиментальности, очень мало, разве что похороны или какое-то сугубое горе.

Слёзы лишь один пример того, как культура может поощрять алекситимию — блокирование эмоций, неумение их распознавать и выражать. Алекситимия означает в переводе буквально «без слов для чувств», своих и чужих. Российская культура эмоций алекситимична не более многих других. Так, традиционно алекситимичны «безукоризненные английские джентльмены». Не откажу себе в удовольствии процитировать два анекдота о них.

Запыхавшийся, бледный дворецкий распахивает дверь и кричит:
-Сэр! Наводнение! Вода поднялась и скоро ворвется сюда!
Джентльмен (медленно, не вставая с кресла у камина):
-Выйди... и доложи как положено.
Дворецкий выходит, затем торжественно растворяет дверь:
-Темза, сэр.

И второй:
Английский джентльмен холодным, промозглым осенним вечером сидит у камина... Ветер воет, дождь барабанит по окнам... С лестницы второго этажа спускается другой английский джентльмен и, накидывая плащ и надевая перчатки, небрежно бросает:
-Ваша жена сегодня была холодна...
Первый джентльмен, меланхолично прихлебывая виски:
-Да, она и при жизни не отличалась темпераментом...

Алекситимична японская культура сдержанности и такта. Алекситимична «американская улыбка». Все это говорит о том, что определенные дозы алекситимии — и определенный процент алекситимиков — необходим человечеству и отдельным культурам на определенном этапе развития.Многие считает, и не без некоторых оснований, что «чувства мешают работе и вообще жизни». Блокировка эмпатии «у самого корня», в самой своей основе, в самом сердце человека — мощный механизм защиты от переживаний, а значит, и основа эффективности.

Ошибка тут в том, что данное утверждение верно лишь до какого-то предела и в каком-то смысле. Что такое «работа»? Что такое «жизнь»? Эмоции не только «мешают», но и «помогают», процесс взаимодействует с результатом сложно, не напрямую. Без «чувствования чувств», без умения их распознать и описать — общение с другими сводится к формальным, опосредованным контактам. Недаром чем алекситимичнее культура, тем больше в ней ритуалов, неписаных кодексов и церемоний. Эмоция для простоты сведена к знаку, схеме, набору действий.

В российский культуре алекситимия предписана главным образом мужчинам. Считается, что женщины более эмоциональны и менее рациональны. На деле это совершенно не так. Эмоции точно так же влияют на мужчин, и они точно так же нуждаются в их выражении. Считается, что алекситимия повышает риск психосоматических заболеваний. Но главное даже не это: культура блокировки чувств бьёт по спонтанности, гибкости мужчины, по его умению реагировать в конкретных ситуациях тонко и разнообразно. «С ним невозможно поговорить, он молчит» - это не про то, что мужчина неэмоционален, а про то, что он не привык выражать эмоции, а возможно, не может их и распознать ни в самом себе, ни в собеседнике. Это вовсе не значит, что чувств у алекситимика нет, или что он человек простой и плоский как доска. Они есть, и нередко тонкие и сложные, но их еще нужно обнаружить, найти — а именно на это у алекситимика часто нет мотивации, вернее, даже есть отрицательная мотивация — этого не делать. Ведь тогда я могу выйти из-под контроля, разнюниться, перестать быть эффективным и собранным, сильным и неуязвимым, да и вообще — с ума сойду!

На деле этот страх сильно преувеличен. Но чтобы «отпуститься» и позволить себе распознать, выразить и понять свои чувства, мужчине (как и женщине, если у нее есть такая проблема) нужно проделать некоторую подготовительную работу. Иногда эта работа проходит с психотерапевтом или коучем, иногда человек совершает её самостоятельно. Но для этого опять-таки должна появиться конкретная мотивация.

Даниил, молодой айтишник, всегда был немного замороженным и зажатым. Единственное, что в нем было по-настоящему живым и спонтанным, - это чувство юмора. Но и шутил он с тем же фирменно-непроницаемым видом. Даниил стал гораздо менее алекситимичным, когда за несколько лет у них с женой родилось подряд трое детей. Выяснилось, что он увлечен малышами, хочет находить с ними общий язык и готов проводить с ними столько же времени, сколько и мать. В этом взаимодействии Даниил раскрепощался, отчасти становясь ребячливым, отчасти — продолжая оставаться взрослым. Это сочетание спонтанности и взрослости помогло Даниилу «стать проще» и в других ситуациях.

Чопорный и непроницаемый, вежливый Михаил работал в сфере финансов и всегда намного лучше понимал цифры, чем людей. Общение его проходило в основном в заданных стандартными ситуациями рамках, а большего «сухарь» Михаил никогда не хотел и вообще не знал. Но однажды ему пришлось столкнуться с настоящей бедой: его близкий родственник заболел редкой болезнью, и врачи долго не могли поставить ему правильный диагноз. В поисках выхода Михаилу пришлось задействовать неформальные контакты: общаться с людьми на форумах, обращаться в фонды, самому выходить на семьи, столкнувшиеся с похожей ситуацией. В этих контактах у Михаила не было готовых рамок взаимодействия, приходилось действовать наугад, и не всегда получалось скрыть реальные эмоции — растерянность, страх, надежду. Получилось так, что именно в этот период Михаил стал моим клиентом, и я помогал ему учиться обращаться с чувствами, осознавать их и говорить о них. Все окружающие признают, что в результате Михаил «потеплел» и стал гораздо человечнее и эмоциональнее, чем раньше (состояние здоровья родственника удалось стабилизировать).

Конечно, алекситимия — не только мужская проблема. Но именно у мужчин она часто не решается, потому что не считается проблемой. Между тем многие прекрасные моменты жизни — когда мы спонтанны, увлечены, искренни, когда не стесняемся плакать, открыто злиться, хохотать — связаны с тем, что мы выражаем чувства и делимся ими. И это вовсе не означает, что мы «сходим с ума» или становимся слабаками. Ведь ум вместе с эмоциями способен действовать в ситуации гораздо эффективнее, а значит, эмоции делают нас не слабыми, а более психически гибкими и выносливыми.Позволено ли мальчику плакать? В разных культурах по-разному. В нашей пока не очень. Ситуаций, где мужчина может прослезиться, не опасаясь обвинений в сентиментальности, очень мало, разве что похороны или какое-то сугубое горе.

Слёзы лишь один пример того, как культура может поощрять алекситимию — блокирование эмоций, неумение их распознавать и выражать. Алекситимия означает в переводе буквально «без слов для чувств», своих и чужих. Российская культура эмоций алекситимична не более многих других. Так, традиционно алекситимичны «безукоризненные английские джентльмены». Не откажу себе в удовольствии процитировать два анекдота о них.

Запыхавшийся, бледный дворецкий распахивает дверь и кричит:
-Сэр! Наводнение! Вода поднялась и скоро ворвется сюда!
Джентльмен (медленно, не вставая с кресла у камина):
-Выйди... и доложи как положено.
Дворецкий выходит, затем торжественно растворяет дверь:
-Темза, сэр.

И второй:
Английский джентльмен холодным, промозглым осенним вечером сидит у камина... Ветер воет, дождь барабанит по окнам... С лестницы второго этажа спускается другой английский джентльмен и, накидывая плащ и надевая перчатки, небрежно бросает:
-Ваша жена сегодня была холодна...
Первый джентльмен, меланхолично прихлебывая виски:
-Да, она и при жизни не отличалась темпераментом...

Алекситимична японская культура сдержанности и такта. Алекситимична «американская улыбка». Все это говорит о том, что определенные дозы алекситимии — и определенный процент алекситимиков — необходим человечеству и отдельным культурам на определенном этапе развития.Многие считает, и не без некоторых оснований, что «чувства мешают работе и вообще жизни». Блокировка эмпатии «у самого корня», в самой своей основе, в самом сердце человека — мощный механизм защиты от переживаний, а значит, и основа эффективности.

Ошибка тут в том, что данное утверждение верно лишь до какого-то предела и в каком-то смысле. Что такое «работа»? Что такое «жизнь»? Эмоции не только «мешают», но и «помогают», процесс взаимодействует с результатом сложно, не напрямую. Без «чувствования чувств», без умения их распознать и описать — общение с другими сводится к формальным, опосредованным контактам. Недаром чем алекситимичнее культура, тем больше в ней ритуалов, неписаных кодексов и церемоний. Эмоция для простоты сведена к знаку, схеме, набору действий.

В российский культуре алекситимия предписана главным образом мужчинам. Считается, что женщины более эмоциональны и менее рациональны. На деле это совершенно не так. Эмоции точно так же влияют на мужчин, и они точно так же нуждаются в их выражении. Считается, что алекситимия повышает риск психосоматических заболеваний. Но главное даже не это: культура блокировки чувств бьёт по спонтанности, гибкости мужчины, по его умению реагировать в конкретных ситуациях тонко и разнообразно. «С ним невозможно поговорить, он молчит» - это не про то, что мужчина неэмоционален, а про то, что он не привык выражать эмоции, а возможно, не может их и распознать ни в самом себе, ни в собеседнике. Это вовсе не значит, что чувств у алекситимика нет, или что он человек простой и плоский как доска. Они есть, и нередко тонкие и сложные, но их еще нужно обнаружить, найти — а именно на это у алекситимика часто нет мотивации, вернее, даже есть отрицательная мотивация — этого не делать. Ведь тогда я могу выйти из-под контроля, разнюниться, перестать быть эффективным и собранным, сильным и неуязвимым, да и вообще — с ума сойду!

На деле этот страх сильно преувеличен. Но чтобы «отпуститься» и позволить себе распознать, выразить и понять свои чувства, мужчине (как и женщине, если у нее есть такая проблема) нужно проделать некоторую подготовительную работу. Иногда эта работа проходит с психотерапевтом или коучем, иногда человек совершает её самостоятельно. Но для этого опять-таки должна появиться конкретная мотивация.

Даниил, молодой айтишник, всегда был немного замороженным и зажатым. Единственное, что в нем было по-настоящему живым и спонтанным, - это чувство юмора. Но и шутил он с тем же фирменно-непроницаемым видом. Даниил стал гораздо менее алекситимичным, когда за несколько лет у них с женой родилось подряд трое детей. Выяснилось, что он увлечен малышами, хочет находить с ними общий язык и готов проводить с ними столько же времени, сколько и мать. В этом взаимодействии Даниил раскрепощался, отчасти становясь ребячливым, отчасти — продолжая оставаться взрослым. Это сочетание спонтанности и взрослости помогло Даниилу «стать проще» и в других ситуациях.

Чопорный и непроницаемый, вежливый Михаил работал в сфере финансов и всегда намного лучше понимал цифры, чем людей. Общение его проходило в основном в заданных стандартными ситуациями рамках, а большего «сухарь» Михаил никогда не хотел и вообще не знал. Но однажды ему пришлось столкнуться с настоящей бедой: его близкий родственник заболел редкой болезнью, и врачи долго не могли поставить ему правильный диагноз. В поисках выхода Михаилу пришлось задействовать неформальные контакты: общаться с людьми на форумах, обращаться в фонды, самому выходить на семьи, столкнувшиеся с похожей ситуацией. В этих контактах у Михаила не было готовых рамок взаимодействия, приходилось действовать наугад, и не всегда получалось скрыть реальные эмоции — растерянность, страх, надежду. Получилось так, что именно в этот период Михаил стал моим клиентом, и я помогал ему учиться обращаться с чувствами, осознавать их и говорить о них. Все окружающие признают, что в результате Михаил «потеплел» и стал гораздо человечнее и эмоциональнее, чем раньше (состояние здоровья родственника удалось стабилизировать).

Конечно, алекситимия — не только мужская проблема. Но именно у мужчин она часто не решается, потому что не считается проблемой. Между тем многие прекрасные моменты жизни — когда мы спонтанны, увлечены, искренни, когда не стесняемся плакать, открыто злиться, хохотать — связаны с тем, что мы выражаем чувства и делимся ими. И это вовсе не означает, что мы «сходим с ума» или становимся слабаками. Ведь ум вместе с эмоциями способен действовать в ситуации гораздо эффективнее, а значит, эмоции делают нас не слабыми, а более психически гибкими и выносливыми.
Made on
Tilda