О плохих сценариях и хороших действиях

Fotolia_10089128_M (3)-holding house pic 2

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВА:

«Важно выяснить, во-первых – какие сценарии мы своими сегодняшними реальными действиями чуть-чуть вероятностно приближаем, а какие отталкиваем. А во-вторых – хороши ли сами эти сегодняшние действия. Потому что бывает и так, что сценарий плохой, а действия хорошие.

Приведу пример на себе. Представим, что у меня, например, не совсем хороша наследственность в плане инсульта, и что через пять лет меня ждет первый микроинсульт. В принципе, такая вероятность есть. Этот сценарий может существовать, с одной стороны, в форме отчетливого страха, и тогда он может вызывать конкретные действия – может быть, постоянные измерения холестерина в крови, или бросить курить. Но, скорее всего, такого рода вещи существуют не в виде отчетливого страха, а в виде прозрачненькой, на периферии сознания, картинки. И тогда это интересный для работы материал.

Это не такой сильный страх, чтобы я начала с этим бороться, но сценарий есть. И тогда какие-то странные решения — например, неучастие в долгосрочных проектах или не-сохранение визиток зарубежных коллег, с которыми я увижусь не раньше, чем через три года — это может быть частью ответа. Потому что где-то внутри есть голосочек, который говорит: «Тебе это не понадобится. Не потому что ты помрешь, но, например, ты не будешь летать самолетом». Я его сейчас специально «извлекаю», а на самом деле такого рода «голосочки» никто не вытаскивает на свет божий —  не потому, что они страшные, а потому что такого рода вероятностей слишком много, и их все разом слышать – это утонуть.

Но возможно, у этой слабенькой бессознательной фантазии есть и свои плюсы. В частности, приведение дел в порядок. Словом, есть практические действия, которые на самом деле цепляются за этот сценарий. Эти действия могут быть хорошими или плохими, но понимать саму эту взаимосвязь, вообще говоря, неплохо, потому что — да, ты можешь извлекать пользу из действий, навеянных неприятным сценарием! Более того, я могу допустить, что он не такой уж неприятный. Потому что «а вот тогда я точно никому ничего не должна».

Это «вторичная выгода» тревожных сценариев — для очень многих людей, особенно для женщин. Я по клиенткам знаю, что то, что традиционно подается как опасение, например, онкология — для многих, простите, бывает мечтой. Потому что очень много людей словно нуждаются в уважительной причине для того, чтобы то ли всех послать, то ли никому не быть должной, то ли, наконец, что-то сделать.

И всякого рода сценарии, связанные со здоровьем, могут быть очень опасны, особенно когда есть такая «условная желательность». Это может быть не сильнее наследственности или радиации, но это фактор.

С другой стороны, если у меня есть слабенькая бессознательная фантазия о том, что через пять лет я, скажем, директор какого-нибудь международного института трансгенерационной терапии с штаб-квартирой в Альпах… Который работает в основном виртуально, собирается 4 раза в году… Это — лишь фантазия, такая робкая – не цель, я не планирую это специально, я ничего для этого не делаю. Но если есть такая фантазия, то, конечно, я не теряю визитки зарубежных коллег. И, возможно, придумав другие причины, я учу какой-то еще язык к своему английскому.

Скорее всего, не будет ни того, ни другого, и вообще никто не знает, как будет на самом деле. И все же мы совершаем реальные действия в зависимости от того, какие у нас есть картинки возможного будущего – очень неясные, очень накладывающиеся друг на друга тревоги, опасения, надежды, желания».

Ближайший тренинг «Будь по-моему». Основы иррационального планирования. Запись обязательна!

Еще об идее тренинга: «Фантазии о будущем управляют настоящим«

Продолжение темы: «О тупике, глубоких потребностях и счастье»

Наши партнеры

Подписаться на рассылку

Пожалуйста, подождите...

Спасибо! Внесли ваш адрес в список подписчиков.