All posts by Анастасия Изюмская

«Я маленький, а ты большой!»

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

«Я убежден, что я маленький, а ты большой, но не покажу этого и буду «катить в гору свой камень».

Распространено представление, что большому человеку, к которому мы идем на переговоры, «ничего не нужно», «у него все есть» – как и то, что «мне-то трудно, у меня чего-то не хватает». В голове, в виртуальном пространстве, присутствует предубеждение: «мы люди маленькие», и «поход против ветра» сопровождается потерей легкости и непосредственности. Крепостными люди могут оставаться еще поколения после юридического перехода в свободные.

Здесь нужно расколдовать в первую очередь себя. Рецепт – Чехов и его «выдавливание из себя раба каждый день». Разве это не о выдавливании из себя представления о том, что «ты – маленький человек» («какой-то не такой», недостаточно умный, недоросший, «у других есть, а у тебя нет», «у всех дети как дети, а ты…» – помню, как в детстве мы со сверстниками обсуждали это, и оказалось, что все родители это говорят)?

На этот миф стоит себе ответить так:
– Вспомни, кто говорил тебе когда-то, что ты маленький, «хуже всех», и выскажи им всё, что ты об этом думаешь,
– Разогнись, «выйди из-под наказания» (как Том Сойер), «залепи в лоб» тому, ко продолжает делать вид, что он всегда большой и сильный (Давид и Голиаф).

Невербально – поймать себя на сжатии, улыбнуться, расправиться. Постоянно иметь с собой про запас упражнение – «я расширяюсь, разжимаюсь, сажусь удобно, умалению не поддаюсь».

Леонид Кроль, «Переговоры с драконами»

Новая статья Леонида Кроля о лидерах, склонных к гиперконтролю.

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

«Тревога – одно из тех понятий, которые люди бизнеса не любят, и совершенно зря. Понятно, почему не любят. У тревоги плохая репутация. Тревоги не должно быть. («Кто тревожный? Я – тревожный? Ничего подобного!»).
Между тем тревога свойственна лидерству биологически. Лидер постоянно действует на границе. Он либо защищает свои границы, либо пересекает чьи-то еще. А так как за миллионы лет в нашей подкорке изменилось не так уж многое, то функция охраны границ и их изменения – биологически – включает в нас функцию тревоги, бдительности, настороженности. И эта функция – один из мощных лидерских драйвов.»

Статья>>>

Для сайта e-xecutive.ru

Что такое харизма?

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

Из готовящейся к изданию книги Леонида Кроля «Лидер наизнанку».

Поговорим про такую вещь как харизма.
Многие считают, что лидер… ну, как вот Бегбедер писал про копирайтеров, они там у него все на кокаине, — и вот люди считают, что лидер тоже сидит на своей харизме, как на кокаине. И он подбрасывает её «в топку» постоянно. Принял дозу харизмы и пошел работать лидером. Насколько это представление вообще полезно и реалистично?

Ответ — не очень. Это представление навязывает лидеру невольный образ магического и бесконечного успеха, экстрасенсорного все-понимания, все-могущества.
Возникает иллюзия, что лидер говорит со всеми на одном языке успеха, на таком особом языке для избранных. И всех слышит сквозь всё, что они говорят. «Никто меня так не понимает, как Он»! Этакий язык богов и уши бога, который в два раза умнее и в десять раз быстрее.

А на самом деле у каждого конкретного человека есть свой личный подлинный язык, который возникает у всех, кто общается искренне и по-настоящему. И вот этот язык из-за такого представления теряется.

На самом деле никто не умеет ни говорить со всеми так, чтобы все сразу поняли, ни слышать другого «поверх его языка».

Культивирование харизмы как «всемогущего понимания и особой активности» приводит к навязыванию неестественности. Лидером начинает считаться тот, кто всё оценивает и обобщает. А самого лидера это приводит к отрыву от реальности и к выгоранию.
То есть, в обще-популярном смысле харизма — это вредный миф.

Но вообще-то ведь харизма действительно существует. Вы можете сами вспомнить каких-то людей, которые явно харизматичны.

Виктор Цой, по-моему, стопроцентный харизматик. Как о нем вспоминают те, кто его видел: вот он входит, и в том, как он движется, как выглядит, уже есть нечто такое, что сразу делает его центром.

Не «главным», не «заводилой», даже не «весь вечер на арене», а вот каким-то центром притяжения, магнитом. Харизматичный лидер — это магнит. Он ничего не делает, а всех к нему что-то само притягивает. Как это работает?
Я часто спрашиваю об этом тех моих клиентов, которые начинают употреблять это слово, говорят «хочу харизму». Что это такое? Чего мы хотим? Что чувствуем сами в себе и в других, что можно так назвать?

Когда мы немного разбираемся во внутреннем понимании процесса, то сходимся на том, что:
Харизма — это ощущение внутренней сдержанной силы.
Чувствуется, что в человеке есть какой-то огромный, неисчерпаемый запас витальности, которого точно хватит с избытком и для себя, и для других. Люди это «пронюхивают», и их это само по себе будоражит.
То есть, харизма — это вообще-то ситуационное. Каждый из нас бывает харизматичен в какие-то моменты. Но человек, которого мы «харизматиком» называем — он это поймал и этим управляет, он в этом бывает часто.
Я бы так сказал. Когда у человека оргазм, он харизматичен. Человек пред-оргазмичный — это и есть харизма. Это высокая степень готовности к энергетической разрядке. При этом разрядки как таковой прямо сейчас не происходит, но и градус этот тоже не падает.
Харизма — это способность удерживать высокий уровень пред-оргазмичности своей и других людей. А людям же нравится, когда их держат в этом состоянии повышенной яркости. Мы на это подсаживаемся сами, иногда как на наркотик.

И важно, что харизма никакого отношения не имеет к содержанию лидера, к его «сути дела» — это может быть Стив Джобс, а может быть сектант. И к его характеру тоже прямого отношения не имеет, потому что создавать это вот поле, в которое все хотят войти, можно по-разному.
Есть харизматики тихие, которые как питон Каа в «Маугли» — и бандар-логи готовы уже кинуться к нему в пасть. Есть очень громкие, быстрые, есть весёлые, но в этом всегда чувствуется какая-то глубина. Выплескивается, но что-то остается, много остается. Подводная часть айсберга всегда есть в харизме. Повторюсь — ощущение запаса сил, запаса энергии. Неважно, насколько прямо сейчас он задействован. Важно, что его чувствует сам человек и окружающие.

Ещё часто всплывает такое определение:
Харизматичный человек — это человек масштабный, форматный.
В целом тоже близко к истине, но смотря что под этим понимать.

У меня есть знакомый деревенский дед, он очень харизматичен, на него можно бесконечно смотреть во всех его ипостасях — как он курит на бревне, как дрова рубит, как тачку чинит. К нему народ идет со всей округи, потому что он много чего руками умеет, но наверняка не только поэтому, а потому что с ним рядом людям нравится находиться, с ним можно вместе что угодно делать. Камень на поле большой, надо вытащить — дядя Петя всегда руководит процессом, трактор вызывает тоже он, договаривается он.

Это такое качество человека, которое в старые времена дядю Петю бы вывело в деревенские старосты, например. Харизматик может и не дорасти до большого лидера, но он всегда будет в центре в своей деревне. Люди его сами ставят в центр. Это естественным образом происходит: у кого больше запас энергии, которым он готов со всеми делиться, — а это сразу чувствуется, — тот и делает больше, и место занимает чуть повыше.

Дальше, когда мы выяснили, что такое харизма, нам хочется понять: можно ли этого как-то добиться, управлять этим своим состоянием и делать его немножко чаще? Откуда оно вообще берется? Вот, например, тот же Цой не всегда был харизматичен, или Джон Леннон, или Джобс тот же. Илона Маска в школе травили, тогда же у него, наверное, харизмы не было?

И тут, конечно, становится ясно, что такая вот «устойчиво сформированная» харизма — это вещь и социальная тоже, и её появление и усиление связано очень сильно с отдачей, с положительным подкреплением, которое общество дает.
Скажем, у многих кандидатов в президенты в демократических странах харизма не очень сильная, она не очень видна. Но через несколько месяцев президентства, тем более через несколько лет — нередко она намного виднее. И мы удивляемся: вроде был такой, ну, чиновник-чиновником, а оказывается, в нем что-то было! И мы только теперь это разглядели!

А потому что это двусторонний процесс. Если метафорически выражаться, люди начинают у тебя энергию брать, а ты готов отдавать, делится, и этот поток энергии в тебе усиливается. А если на языке реальности — то чем больше ты делаешь и чем выше твоя ответственность, тем больше у тебя шансов свою харизму «обналичить».

Все примеры эти — Цой, Леннон, Джобс, Маск — везде там происходило параллельно два процесса: они что-то такое сделали, что людям очень понравилось, и одновременно это их вывело в лидеры и параллельно усилило те их черты, которые связаны с харизмой.

Многие из нас потенциальные харизматики, но большинство боится начать такую «энергетически насыщенную», интенсивную жизнь.
Если есть ощущение — «я на многое способен, у меня есть многое, что я могу дать людям» — то вот это неплохой задел для харизмы.

Это похоже на то, о чем говорил психолог Виктор Франкл, когда он толковал об «экземплярности» человека.
Он приводил примеры, когда молодой человек очень долго добивался согласия девушки, потом она наконец согласилась и пообещала отдаться ему через две недели. И вот в назначенный день и час он так дико волновался, что у него ничего не получилось. Это вообще говоря нормально, этого стоило ожидать, но в принципе в такие ситуации лучше вообще не попадать.

Экземплярный человек, по Франклу, это тот, кто не попадает в такие неловкие ситуации, потому что его отличает последовательность и подлинность.
Он просто не пойдет туда, где он точно «облажается». Избегает всех сред, которые ему не подходят или которым не подходит он.

Вот тот молодой человек — не экземплярен, потому что если бы он был экземплярен, то предчувствовал бы, что волнение ему помешает, он как-то по-другому бы это устроил и обставил с девушкой.

Он бы использовал свои внутренние противоречия, сыграл бы на них, усилил волнение и превратил его в жар, в топливо. А не пытался бы его подавить.
То есть когда внутренние противоречия мешают — это и приводит в такие ситуации, которые отнимают силы. А внутренняя цельность, сочетанность противоречий — помогает эти свои резервы накапливать, и в том числе харизму растит.

И понятно, что такая харизма будет разной. Собственно, у каждого она будет своя. И строиться она будет на ваших собственных оппозициях.
Роман. Склонен колебаться, он в сомнениях часто. Но его харизма именно в том, что он — человек сомневающийся — не попадает в те ситуации, где его «шатания» будут критичными. Наоборот, из сомнений Романа и получается харизма. Он ощупывает перед собой и довольно быстро движется, несмотря на колебания. Эта двойственность и есть его скрытая сила, она чувствуется и завораживает.
Вот Дмитрий. Его харизма — это сочетание размаха и взвешенности, умение точно остановиться в самый последний момент. То ли точно, то ли случайно — никогда не понятно. Как клоун-канатоходец, который руками машет туда-сюда, но в последний момент — вот уже почти упал, но не упал, и так все время, и глаз не оторвешь.
Вот генерал Лебедь, тяжеловесный, как медведь, очень серьезный на вид, глыба камня с вкраплениями неожиданно гибкого и блестящего юмора. Вдруг глазки проблеснут, и без всякого выражения на лице, что еще обаятельнее, как что-нибудь сказанет! Этого «действующего вещества» было в нем как будто очень мало, но оно действовало очень сильно, и делало его человеком — харизматичным, и при всей внешней неповоротливости — живым, взрывным.
*
Очень важно, я хочу еще раз вернуться к началу нашего разговора, — что ложное понимание «харизмы» как какого-то наркотика, который можно принять и на нем бесконечно ехать, верховодить, — оно как раз мешает выработке настоящей харизмы, этой вот экземплярности.
Потому что делается акцент на том, чтобы демонстрировать выплескивание энергии, чтобы постоянно быть в напряжении, а это невозможно просто. И людям, и лидерам в том числе, которые в эту ловушку попадают, — им приходится как-то изворачиваться, что-то врать либо себе, либо людям. Имитировать оргазм.

Когда лидер занят все время тем, чтобы показать что-то, чтобы все время быть на ходулях… Он абсолютно отрывается от реальности. Он все время как будто на манеже, и жизнь для него сводится к успеху.
А это совершенно не поведение харизматика. Потому что он начинает от этого успеха полностью зависеть. Харизматик не зависит ни от чего внешнего настолько сильно, он сам себе основание, у него внутри есть прочная база, он все время с реальностью в контакте.
Хочется сказать: лидер, слезь со своих ходулей, иди в песочницу поиграй, сядь дома на пол, запусти с ребенком игрушечный паровозик. Если я знаю, что лидер может вечером сбегать в магазин, а там у него есть знакомый продавец, с которым он перекидывается двумя-тремя фразами, то это уже явно человек не застывший.
Доза естественности, как Франкл это назвал, подлинности, она достигается только через эмпатию, когда ты на время слезаешь со своих котурнов. Когда лидер умеет откладывать свои ходули, он понимает, что он не все время на манеже, а жизнь шире, чем успех. Подлинность всегда предполагает какую-то пульсацию, вот не всё время я большой и грандиозный, а иногда я маленький, и это нормально, это не стыдно.

С этим же связана традиция, когда короли ходили инкогнито по городу и общались с людьми. Они же не только затем это делали, чтобы проследить, как подданные живут. А вот как раз чтобы от реальности не отрываться. Или эти все байки про Ельцина в троллейбусе. Конечно, это отчасти популизм, следование образу, но да, именно такой вектор.

При этом инкогнито в наше время вовсе необязательно соблюдать. Просто надо понять, что настоящая харизма, это не то, что мы «показываем», а то, что мы в себе прежде всего сами чувствуем, эта экземплярность, уверенность в себе, непротиворечивость, непопадание в ситуации, из которых заведомо нет хорошего выхода, знание своих слабостей и резервов.

Харизма — это хорошее чутьё на самого себя.
Когда мы себя не надуваем как шар, чтобы «продемонстрировать лидерство», а исходим из внутренних оснований своих. И постоянно к ним возвращаемся, касаемся этой реальности буквально рукой. Потому что очень легко люди, особенно на действительно высоких должностях, начинают делать из себя персонаж, маску, а внутреннее основание забывается и вымывается. Применительно к актерам и певцам о звездной болезни говорят. И наоборот, посмотрите на тех, кто ею не болеет. Вот это сочетание высокой популярности и ощущения подлинности, которое от человека исходит — это дает поразительное обаяние. Стоишь на земле — и это тебе дает силы внутренние, и эту «сдержанную силу», этот резерв людям сразу видно.

Получается, что:
Харизма — это контакт с самим собой,
который включает и подлинный контакт с другими.
На этом и остановимся.

Мы часто путаем проявления силы и слабости…

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

1. Звонить первым или первой.
Сила, если вы делаете это не из страха, что партнер не позвонит вообще, а просто потому, что хотите с ним пообщаться. И хорошо чувствуете, когда партнер потерял интерес и звонить больше не стоит.

2. Первым или первой признаваться в любви.
Сила! Вы ставите себя в уязвимую позицию, а на это способен только сильный человек. Первым проявить чувства – это не слабость, а искренность, то есть бесстрашие.

3. Первым сделать шаг к примирению.
Сила. И только в одном случае слабость: если унизили, обхамили, оскорбили – только вас, а вы вели себя достойно, но теперь, несмотря на это, боитесь, что на вас обиделись окончательно. Тогда, как бы ни любили, надо сцепить зубы и молчать. Иначе с вами так и будут обращаться плохо.

4. Считать, что мужчина должен быть главным, а женщина – подчиняться.
Он считает, что это сила, но это слабость. В наше время ни одной женщине этого недостаточно. Женщина, которая живет так, скорее не приобретает блага, а теряет в спонтанности, свободе в мыслях, словах, перемещении. Поэтому главенство мужчины ощущается не как подарок, а как бремя.

5. Считать, что мужчина должен любить женщину просто так, просто за то, что она есть…
…или что женщина должна любить мужчину, как любила его мать. Я считаю себя сильной (сильным) и могу не меняться, «а ты постарайся». Такая позиция – слабость, а не сила. Нам всегда есть куда меняться, и вовсе не обязательно это «прогиб под партнера».

6. Сначала ты мне, а потом я тебе.
Подсчет комплиментов, поцелуев, звонков, лайков… Слабость. «Я себя отдам, а мной пренебрегут». Требование гарантий своей эмоциональной безопасности. Сильный человек может какое-то время отдавать эмоции в одностороннем порядке и способен спокойно ждать отклика. А если его нет совсем – смириться с отказом.

7. Будь моей мечтой!
Слабость. «Я тебя придумал(а), а ты не хочешь соответствовать». Или: «Ты должен (должна) угадывать и знать, чего я хочу, а я произносить не должен (не должна)».

8. Преследовать, добиваясь любви .
Слабость. Человек считает, что он – такой подарок, что не принять его может только дурак. Опасная иллюзия, создающая унылых зануд-Пьеро и бедных девушек с горящими глазами.

9. Постоянно принимать решения за партнера
Слабость. Если инициатива всегда на вашей стороне, значит, партнеру не очень нужны ваши отношения. А вам нужны очень, вот вы и тащите их в одиночку, боясь, что они закончатся.

Из статьи Леонида Кроля для Psychologies.ru.

Три простых совета выступающим:

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

1. Для свободного самочувствия и контроля за ситуацией лучше всего рассматривать аудиторию, переводя взгляд с одного человека на другого. Не только «они» смотрят и делают свои выводы.

2. Если позволяет зал и технические средства (микрофоны и др.), всегда лучше свободно перемещаться хотя бы в пределах одного-двух шагов. Свободно двигается тот, кто главный и сам решает.

3. Того, кто предоставляет слово, уместно поблагодарить словами («Спасибо») – и кивком, как бы подтверждая: да, вы всё сказали правильно. После этого внимание переводится на аудиторию. Тогда роль «мальчика у доски» на минуту достается ведущему, а инициатива – вам.

Из книги «О вкусном и здоровом выступлении»

Леонид Кроль: пять ловушек, в которые попадает человек со слабым эмоциональным интеллектом.

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

1.Он слышит только то, ЧТО говорят другие, а не КАК.
Подтекст часто бывает гораздо важнее слов. Если реагировать только на слова, а не на эмоции, которые за ними стоят, легко попасть впросак.

2.Он не понимает, какие чувства вызывает в людях.
Я сейчас заботливый или назойливый? Равнодушный или тактичный? Как правильно себя вести? Когда внутреннего камертона чувств нет, человек действует исходя из общих соображений, и в конкретных ситуациях часто ошибается.

3.Он не чувствует, чего хочет сам
Поэтому ему трудно ставить собственные цели, и он ставит себе чужие. Например: надо делать карьеру. Пора завести ребенка. Ёлочные игрушки выглядят совсем как настоящие, одна беда — не радуют.

4.Его легко обмануть
Можно даже не слишком стараться: он обманет себя сам. Он не различает: где ему тревожно, а где на самом деле что-то не так; и наоборот — где всё действительно в порядке, а где ему очень хочется верить в лучшее.

5.Он внутренне одинок
Человеку со слабым эмоциональным интеллектом трудно делиться переживаниями. Он не чувствует, что ощущает другой человек, и не может передать ему свои эмоции. В результате ему приходится оставаться со своими переживаниями наедине.

Надеемся, вы не узнали себя ни в одном из пунктов. Но если вдруг, – вы знаете, что делать.

Осенняя депрессия

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

Начнём с того, что осенняя депрессия есть не у всех. Многие любят осень и не испытывают никакой депрессии ни в клиническом, ни в житейском смысле. Полагаю, что любовь и нелюбовь к сезонам имеет сложную составную природу.

Например, в свое время немалое значение в нелюбви к осени имел учебный год. Потому что в сентябре собраться, увидеть, как все выросли за лето, встретить друзей, посмотреть на новых учителей – это занятно. Но через три-четыре недели занятность утихает, а до нового года еще далеко! И даже до каникул далеко, пахать и пахать. И несмотря на то, что сейчас люди отдыхают несколько раз в году и не обязательно летом, все же отпуска и каникулы – традиционно скорее про лето. А учебный год и рабочий сезон – традиционно про осень. B эта линия никакого отношения не имеет к «надеть пальто» и к погоде вообще.

Вторая история – про вечное. Принято считать – например, в поэзии этого очень много – что осень – время увядания, упадка. «Осень жизни», – говорят. Журавли улетели, деревья облетели. Что-то уходит, кончается, увядает. Засыпает до весны, но кто знает.. А вдруг не прилетят? И к этому символическому моменту люди тоже будут относиться по-разному в зависимости от того, насколько они толерантны к маленьким потерям.

Третья линия – физиологическая. И она в первую очередь связана не с температурой, а с сокращением светового дня. Естественный свет очень важен. Неспроста даже в языке есть «солнечный» и «мрачноватый», не в прямом смысле.

Осенью дни становятся короче и короче, причем очень быстро. Всё труднее вставать по утрам в темноте. Говорят: «Света белого не видят». В конце осени мы действительно не видим белого света. И это стоит учитывать.

Думаю, что для людей в традиционных обществах осень была как раз временем отдыха, праздников, свадеб. Для них пик работ приходился на конец лета – начало осени. Урожаи, запасы на зиму. И вот на границе холодов в срезней полосе – отдых. Если год хороший, то закрома полны. Режется скотина, готовятся на зиму всякие колбасы. Рождественский пост начнется лишь 28 ноября, – а сейчас время выдоха, изобилия, гуляний и свадеб.
А в индустриальном обществе, где нет привязки к урожаю и холодам, работают какие-то другие закономерности.

Например, сейчас постоянно присутствует некий такой чуть-чуть беспокойный фон относительно изменения климата, глобальных катаклизмов. И каждая смена сезона сопряжена с фоновой тревогой: а осень-то у нас нормальная вообще? Неспроста по радио регулярно рассказывают всякую статистику: «самый холодный день за 100 лет». Потому что раз сто лет назад такое уже было, — значит, ничего – перезимуем.

И, наконец, последнее. В странах с холоодным климатом зима, при всех своих особых радостях и видах спорта, – всё-такие время испытаний. Когда холодно, темно, когда должно хватить до зимы запасов. Когда скучно. И выражение «перезимуем» – оно о том, что вытерпим, выдержим, справимся.

И осень – время подготвки к зиме не только в том смысле, что из шкафа достаются шерстяные вещи и народ начинает применять меры профилактики против ОРВИ. Это еще и внутренняя настройка на то, что «зима -то у нас долгая какая, а еще только ноябрь!». Это переход в режим энергосбережения, который несколько пригашевает краски. Может и не депрессия, не тоска, не меланхолия, но меньше хочется двигаться и больше хочется есть. При первых холодах даже любители правильного питания ощущают некоторую склонность к пельмешкам и макаронам по-флотски. Хочется чем-то тепленьким и тяжеленьким насытиться.

То есть в поздней осени есть некоторая готовность стиснуть зубы. Понятно, что наши трудности с центральным отоплением, всевозможными развлечениями и возможностью есть тропические орехи круглый год – не столь велики. Скорее речь о некой многовековой климетической программе, которая срабатывает.

А те народы, у которых зима совсем длинная, вынуждены были ее полюбить. Нельзя же унывать по полгода. Обратите внимание на зимние праздники в скандинавских странах, далеко не только Рождество и Новый год. Это всегда долго, ярко, весело и много. Нужно же как-то укреплять дух зимующих!

Вредно совсем уж не любить место, где живешь…

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

Вредно совсем уж не любить место, где живешь.

Это столь сложная и разная среда, что без дополнительной работы к ней не может толком адаптироваться не только «не местный», но и родившийся здесь человек: он не может изменяться так же быстро, как жизнь мегаполиса.
Значит, нужно искать и создавать свой город. Весь город целиком ни любить, ни знать, ни понять нельзя.

По-хорошему, город — любой — кто-то должен подарить. Кто-то близкий. Как у Вероники Долиной:

Ничего не помню больше —
Нет и не было покоя,
Нет и не было покоя,
Детство билось о края.
— Няня, что это такое?
— Няня, что это такое?
— Детка, что ж это такое?
Это — Сретенка твоя.

Связи с городом — очень личные связи. Они-то и помогают сохранить идентичность: это Сретенка моя… моя кофейня, та самая… тот угол…то место… Вот она — секретная карта, приручающая мегаполис.

Вопрос только в том, насколько мы знаем свои потребности и какой смысл придаем этой своей «малости» по сравнению с огромным человеческим муравейником. Кто-то прекрасно себя ощущает в толпе, наслаждается именно тем, что сейчас он никто, ничто и звать никак. Кто-то подавлен и обижается на большой город за то, что ему плохо. Возможно, недополучает признания и уважения. Но самое главное — это способность придавать смысл чему угодно. Хаосу, страданию, информационной перегрузке, затерянности в толпе.

Если мыслить не социологически, а в категориях единственной, несовершенной, но своей человеческой жизни, то нет проблемы большого ­города. Есть проблема наших отношений с ним. А раз так, то мы уже не беспомощны, не бессильны. Достаточно допустить, что адаптация к этой многослойной огромной среде — это авторский проект «Моя жизнь в мегаполисе». Ах, сколько можно всего придумать, чтобы помочь себе в этом проекте!

(с) Екатерина Михайлова для Русского Репортера

Продолжаем публиковать советы на все случаи жизни

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

Сегодняшняя тема: что делать, когда плохо?

1. Утро вечера мудренее: поспать еще. Сон лечит, успокаивает и подсказывает.

2. Сделать что-то (написать, вымыть, разобрать, соединить, то есть достичь какой-то простой целостности и законченности в малом).

3. Пойти гулять и увидеть, что мир широк и полон красок, а наша сосредоточенность на негативном – малая часть его.

4. Задать себе адекватную и большую физическую нагрузку.

5. Вообразить на своем месте трех других людей, которые вам интересны.

6. Придумать игру «ищем выход», задав параметры поиска для других – отстранившись от тяжести на расстояние вытянутой руки. Теперь вы рядом, но не внутри проблемы, на нее смотрите как на доску и сами, как фигура, по ней движетесь.

7. Найдите на теле неожиданную точку. Представьте, что вы ею рисуете в воздухе, описывая круги. Очень полезное упражнение, которое позволяет нарушить общую центрированность и то, что тело удерживается сжатым.

8. Напишите себе письмо из того места и времени, когда было хорошо.

9. Важно не бормотать про себя, когда плохо, а дать волю мелкой моторике: рисовать карандашом, лепить из пластилина, складывать из бумаги, плести из бисера, вязать крючком… Если у вас ничего из этого нет, то будет хорошо пойти и купить что-то, чтобы побаловать себя.

10. Сходите в какую-нибудь лавочку или на развал и поперебирайте вещи руками.

11. Отнеситесь с благодарностью к тому, что привело вас в кажущийся тупик. Какие уроки вы можете извлечь, чтобы успешно и с хорошим настроением жить дальше?

12. Решите, какие приятные небольшие подарки вы можете сделать для окружающих. Вызывая их улыбку и радость, вы вернете свои.

Леонид Кроль (Для Psychologies.ru)

5 популярных стереотипов об эмоциях с комментариями Леонида Кроля

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

1.Не стоит проявлять эмоции, это мешает делу
На самом деле мешают как раз подавленные эмоции, ведь от того, что мы их подавили, они никуда не делись. И продолжают подспудно на нас влиять. Гораздо полезнее их осознать, проявить, отреагировать — тогда эмоции станут индикатором, помогающим принять правильное решение. Ведь все они имеют какую-то реальную причину, на которую не худо бы посмотреть прямо.

2.Женщины более эмоциональны
Это не так. Женщины и мужчины эмоциональны одинаково. Правда, во многих культурах мужчине предписывается скрывать эмоции — нередко даже от самого себя. Но это не значит, что эмоций нет.

3.С клиентами нужно всегда быть на позитиве
Приклеенная улыбка никому не нужна. Клиенту гораздо больше понравится ваша живая реакция на происходящее. Приятнее беседовать с человеком, чем с безличным (пусть даже позитивным) автоматом.

4.Если эмоционально вовлекаться в рабочие дела, будешь больше уставать
На самом деле человек гораздо больше устает и скучает, когда ему приходится делать вещи, которые его никак эмоционально не затрагивают. Трудно заставить себя заниматься чем-то бессмысленным — а именно так мозг маркирует «эмоционально не вовлекающую» деятельность. Азарт, интерес, радость успеха и даже переживания неудачи — все это дает нам энергию для работы, а не отнимает её.

5.Эмоции — для слабаков
Трудно в это поверить, но мы все иногда бываем слабаками. И лучше знать своего «внутреннего слабака» и дружить с ним. Тогда с ним можно договориться, и он не вылезет незваным гостем в самый неподходящий момент, например, на переговорах. Знать свои эмоции, понимать, как они на нас влияют и выражать их грамотно — это делает нас сильнее, а не слабее.

Наши партнеры

Подписаться на рассылку

Пожалуйста, подождите...

Спасибо! Внесли ваш адрес в список подписчиков.