Monthly Archives: Январь 2018

Новая статья Леонида Кроля о лидерах, склонных к гиперконтролю.

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

«Тревога – одно из тех понятий, которые люди бизнеса не любят, и совершенно зря. Понятно, почему не любят. У тревоги плохая репутация. Тревоги не должно быть. («Кто тревожный? Я – тревожный? Ничего подобного!»).
Между тем тревога свойственна лидерству биологически. Лидер постоянно действует на границе. Он либо защищает свои границы, либо пересекает чьи-то еще. А так как за миллионы лет в нашей подкорке изменилось не так уж многое, то функция охраны границ и их изменения – биологически – включает в нас функцию тревоги, бдительности, настороженности. И эта функция – один из мощных лидерских драйвов.»

Статья>>>

Для сайта e-xecutive.ru

Что такое харизма?

Добавил | Без рубрики | Нет комментариев.

Из готовящейся к изданию книги Леонида Кроля «Лидер наизнанку».

Поговорим про такую вещь как харизма.
Многие считают, что лидер… ну, как вот Бегбедер писал про копирайтеров, они там у него все на кокаине, — и вот люди считают, что лидер тоже сидит на своей харизме, как на кокаине. И он подбрасывает её «в топку» постоянно. Принял дозу харизмы и пошел работать лидером. Насколько это представление вообще полезно и реалистично?

Ответ — не очень. Это представление навязывает лидеру невольный образ магического и бесконечного успеха, экстрасенсорного все-понимания, все-могущества.
Возникает иллюзия, что лидер говорит со всеми на одном языке успеха, на таком особом языке для избранных. И всех слышит сквозь всё, что они говорят. «Никто меня так не понимает, как Он»! Этакий язык богов и уши бога, который в два раза умнее и в десять раз быстрее.

А на самом деле у каждого конкретного человека есть свой личный подлинный язык, который возникает у всех, кто общается искренне и по-настоящему. И вот этот язык из-за такого представления теряется.

На самом деле никто не умеет ни говорить со всеми так, чтобы все сразу поняли, ни слышать другого «поверх его языка».

Культивирование харизмы как «всемогущего понимания и особой активности» приводит к навязыванию неестественности. Лидером начинает считаться тот, кто всё оценивает и обобщает. А самого лидера это приводит к отрыву от реальности и к выгоранию.
То есть, в обще-популярном смысле харизма — это вредный миф.

Но вообще-то ведь харизма действительно существует. Вы можете сами вспомнить каких-то людей, которые явно харизматичны.

Виктор Цой, по-моему, стопроцентный харизматик. Как о нем вспоминают те, кто его видел: вот он входит, и в том, как он движется, как выглядит, уже есть нечто такое, что сразу делает его центром.

Не «главным», не «заводилой», даже не «весь вечер на арене», а вот каким-то центром притяжения, магнитом. Харизматичный лидер — это магнит. Он ничего не делает, а всех к нему что-то само притягивает. Как это работает?
Я часто спрашиваю об этом тех моих клиентов, которые начинают употреблять это слово, говорят «хочу харизму». Что это такое? Чего мы хотим? Что чувствуем сами в себе и в других, что можно так назвать?

Когда мы немного разбираемся во внутреннем понимании процесса, то сходимся на том, что:
Харизма — это ощущение внутренней сдержанной силы.
Чувствуется, что в человеке есть какой-то огромный, неисчерпаемый запас витальности, которого точно хватит с избытком и для себя, и для других. Люди это «пронюхивают», и их это само по себе будоражит.
То есть, харизма — это вообще-то ситуационное. Каждый из нас бывает харизматичен в какие-то моменты. Но человек, которого мы «харизматиком» называем — он это поймал и этим управляет, он в этом бывает часто.
Я бы так сказал. Когда у человека оргазм, он харизматичен. Человек пред-оргазмичный — это и есть харизма. Это высокая степень готовности к энергетической разрядке. При этом разрядки как таковой прямо сейчас не происходит, но и градус этот тоже не падает.
Харизма — это способность удерживать высокий уровень пред-оргазмичности своей и других людей. А людям же нравится, когда их держат в этом состоянии повышенной яркости. Мы на это подсаживаемся сами, иногда как на наркотик.

И важно, что харизма никакого отношения не имеет к содержанию лидера, к его «сути дела» — это может быть Стив Джобс, а может быть сектант. И к его характеру тоже прямого отношения не имеет, потому что создавать это вот поле, в которое все хотят войти, можно по-разному.
Есть харизматики тихие, которые как питон Каа в «Маугли» — и бандар-логи готовы уже кинуться к нему в пасть. Есть очень громкие, быстрые, есть весёлые, но в этом всегда чувствуется какая-то глубина. Выплескивается, но что-то остается, много остается. Подводная часть айсберга всегда есть в харизме. Повторюсь — ощущение запаса сил, запаса энергии. Неважно, насколько прямо сейчас он задействован. Важно, что его чувствует сам человек и окружающие.

Ещё часто всплывает такое определение:
Харизматичный человек — это человек масштабный, форматный.
В целом тоже близко к истине, но смотря что под этим понимать.

У меня есть знакомый деревенский дед, он очень харизматичен, на него можно бесконечно смотреть во всех его ипостасях — как он курит на бревне, как дрова рубит, как тачку чинит. К нему народ идет со всей округи, потому что он много чего руками умеет, но наверняка не только поэтому, а потому что с ним рядом людям нравится находиться, с ним можно вместе что угодно делать. Камень на поле большой, надо вытащить — дядя Петя всегда руководит процессом, трактор вызывает тоже он, договаривается он.

Это такое качество человека, которое в старые времена дядю Петю бы вывело в деревенские старосты, например. Харизматик может и не дорасти до большого лидера, но он всегда будет в центре в своей деревне. Люди его сами ставят в центр. Это естественным образом происходит: у кого больше запас энергии, которым он готов со всеми делиться, — а это сразу чувствуется, — тот и делает больше, и место занимает чуть повыше.

Дальше, когда мы выяснили, что такое харизма, нам хочется понять: можно ли этого как-то добиться, управлять этим своим состоянием и делать его немножко чаще? Откуда оно вообще берется? Вот, например, тот же Цой не всегда был харизматичен, или Джон Леннон, или Джобс тот же. Илона Маска в школе травили, тогда же у него, наверное, харизмы не было?

И тут, конечно, становится ясно, что такая вот «устойчиво сформированная» харизма — это вещь и социальная тоже, и её появление и усиление связано очень сильно с отдачей, с положительным подкреплением, которое общество дает.
Скажем, у многих кандидатов в президенты в демократических странах харизма не очень сильная, она не очень видна. Но через несколько месяцев президентства, тем более через несколько лет — нередко она намного виднее. И мы удивляемся: вроде был такой, ну, чиновник-чиновником, а оказывается, в нем что-то было! И мы только теперь это разглядели!

А потому что это двусторонний процесс. Если метафорически выражаться, люди начинают у тебя энергию брать, а ты готов отдавать, делится, и этот поток энергии в тебе усиливается. А если на языке реальности — то чем больше ты делаешь и чем выше твоя ответственность, тем больше у тебя шансов свою харизму «обналичить».

Все примеры эти — Цой, Леннон, Джобс, Маск — везде там происходило параллельно два процесса: они что-то такое сделали, что людям очень понравилось, и одновременно это их вывело в лидеры и параллельно усилило те их черты, которые связаны с харизмой.

Многие из нас потенциальные харизматики, но большинство боится начать такую «энергетически насыщенную», интенсивную жизнь.
Если есть ощущение — «я на многое способен, у меня есть многое, что я могу дать людям» — то вот это неплохой задел для харизмы.

Это похоже на то, о чем говорил психолог Виктор Франкл, когда он толковал об «экземплярности» человека.
Он приводил примеры, когда молодой человек очень долго добивался согласия девушки, потом она наконец согласилась и пообещала отдаться ему через две недели. И вот в назначенный день и час он так дико волновался, что у него ничего не получилось. Это вообще говоря нормально, этого стоило ожидать, но в принципе в такие ситуации лучше вообще не попадать.

Экземплярный человек, по Франклу, это тот, кто не попадает в такие неловкие ситуации, потому что его отличает последовательность и подлинность.
Он просто не пойдет туда, где он точно «облажается». Избегает всех сред, которые ему не подходят или которым не подходит он.

Вот тот молодой человек — не экземплярен, потому что если бы он был экземплярен, то предчувствовал бы, что волнение ему помешает, он как-то по-другому бы это устроил и обставил с девушкой.

Он бы использовал свои внутренние противоречия, сыграл бы на них, усилил волнение и превратил его в жар, в топливо. А не пытался бы его подавить.
То есть когда внутренние противоречия мешают — это и приводит в такие ситуации, которые отнимают силы. А внутренняя цельность, сочетанность противоречий — помогает эти свои резервы накапливать, и в том числе харизму растит.

И понятно, что такая харизма будет разной. Собственно, у каждого она будет своя. И строиться она будет на ваших собственных оппозициях.
Роман. Склонен колебаться, он в сомнениях часто. Но его харизма именно в том, что он — человек сомневающийся — не попадает в те ситуации, где его «шатания» будут критичными. Наоборот, из сомнений Романа и получается харизма. Он ощупывает перед собой и довольно быстро движется, несмотря на колебания. Эта двойственность и есть его скрытая сила, она чувствуется и завораживает.
Вот Дмитрий. Его харизма — это сочетание размаха и взвешенности, умение точно остановиться в самый последний момент. То ли точно, то ли случайно — никогда не понятно. Как клоун-канатоходец, который руками машет туда-сюда, но в последний момент — вот уже почти упал, но не упал, и так все время, и глаз не оторвешь.
Вот генерал Лебедь, тяжеловесный, как медведь, очень серьезный на вид, глыба камня с вкраплениями неожиданно гибкого и блестящего юмора. Вдруг глазки проблеснут, и без всякого выражения на лице, что еще обаятельнее, как что-нибудь сказанет! Этого «действующего вещества» было в нем как будто очень мало, но оно действовало очень сильно, и делало его человеком — харизматичным, и при всей внешней неповоротливости — живым, взрывным.
*
Очень важно, я хочу еще раз вернуться к началу нашего разговора, — что ложное понимание «харизмы» как какого-то наркотика, который можно принять и на нем бесконечно ехать, верховодить, — оно как раз мешает выработке настоящей харизмы, этой вот экземплярности.
Потому что делается акцент на том, чтобы демонстрировать выплескивание энергии, чтобы постоянно быть в напряжении, а это невозможно просто. И людям, и лидерам в том числе, которые в эту ловушку попадают, — им приходится как-то изворачиваться, что-то врать либо себе, либо людям. Имитировать оргазм.

Когда лидер занят все время тем, чтобы показать что-то, чтобы все время быть на ходулях… Он абсолютно отрывается от реальности. Он все время как будто на манеже, и жизнь для него сводится к успеху.
А это совершенно не поведение харизматика. Потому что он начинает от этого успеха полностью зависеть. Харизматик не зависит ни от чего внешнего настолько сильно, он сам себе основание, у него внутри есть прочная база, он все время с реальностью в контакте.
Хочется сказать: лидер, слезь со своих ходулей, иди в песочницу поиграй, сядь дома на пол, запусти с ребенком игрушечный паровозик. Если я знаю, что лидер может вечером сбегать в магазин, а там у него есть знакомый продавец, с которым он перекидывается двумя-тремя фразами, то это уже явно человек не застывший.
Доза естественности, как Франкл это назвал, подлинности, она достигается только через эмпатию, когда ты на время слезаешь со своих котурнов. Когда лидер умеет откладывать свои ходули, он понимает, что он не все время на манеже, а жизнь шире, чем успех. Подлинность всегда предполагает какую-то пульсацию, вот не всё время я большой и грандиозный, а иногда я маленький, и это нормально, это не стыдно.

С этим же связана традиция, когда короли ходили инкогнито по городу и общались с людьми. Они же не только затем это делали, чтобы проследить, как подданные живут. А вот как раз чтобы от реальности не отрываться. Или эти все байки про Ельцина в троллейбусе. Конечно, это отчасти популизм, следование образу, но да, именно такой вектор.

При этом инкогнито в наше время вовсе необязательно соблюдать. Просто надо понять, что настоящая харизма, это не то, что мы «показываем», а то, что мы в себе прежде всего сами чувствуем, эта экземплярность, уверенность в себе, непротиворечивость, непопадание в ситуации, из которых заведомо нет хорошего выхода, знание своих слабостей и резервов.

Харизма — это хорошее чутьё на самого себя.
Когда мы себя не надуваем как шар, чтобы «продемонстрировать лидерство», а исходим из внутренних оснований своих. И постоянно к ним возвращаемся, касаемся этой реальности буквально рукой. Потому что очень легко люди, особенно на действительно высоких должностях, начинают делать из себя персонаж, маску, а внутреннее основание забывается и вымывается. Применительно к актерам и певцам о звездной болезни говорят. И наоборот, посмотрите на тех, кто ею не болеет. Вот это сочетание высокой популярности и ощущения подлинности, которое от человека исходит — это дает поразительное обаяние. Стоишь на земле — и это тебе дает силы внутренние, и эту «сдержанную силу», этот резерв людям сразу видно.

Получается, что:
Харизма — это контакт с самим собой,
который включает и подлинный контакт с другими.
На этом и остановимся.

Наши партнеры

Подписаться на рассылку

Пожалуйста, подождите...

Спасибо! Внесли ваш адрес в список подписчиков.